ENGLISH RUSSIAN CHINESE SPANISH  
 
 
ГЛАВНАЯ   ПРАЙС-ЛИСТ СОТРУДНИЧЕСТВО FAQ О НАС КОНТАКТЫ
 
 
ЧТО ТАКОЕ ОФФШОРНЫЙ ТРАСТ?
Описание траста
Из истории траста
ПОЧЕМУ НОВАЯ ЗЕЛАНДИЯ
Новая Зеландия как страна
Н. Зеландия как оффшорный центр
Почему Новая Зеландия, а не другие страны?
ТРАСТЫ В ПОМОЩЬ ВАШЕМУ БИЗНЕСУ
Налоговое планирование
Сокрытие конечных бенефициаров
Роялти
Покупка бизнеса или коммерческой недвижимости в НЗ
Бизнес-визы и инвесторские визы
Траст и эмиграция
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
Законодательство о трастax
Акт о компаниях 1993 года
Порядок налогообложения
Правила регистрации недвижимости на территории Новой Зеландии
Соглашение об избежании двойного налогооблoжения между Новой Зеландией и Россией
Валютное регулирование и валютный контроль
ПРОЧИЕ НОВОЗЕЛАНДСКИЕ СТРУКТУРЫ
Компании с ограниченной ответственностью LLC
Партнерства с ограниченной ответственностью LLP
Просматриваемые компании (Look-through company)
Финансовые провайдеры (financial service provider)
Благотворительные и некоммерческие организации
НОВОСТИ / ЭЛЕКТРОННЫЙ ЖУРНАЛ
ОТЗЫВЫ КЛИЕНТОВ
 
 


 
Пожалуйста заполните форму для скорого предоставления услуги
 


 
Задавайте Ваши вопросы и наши эксперты ответят на них
 
 

ИЗ ИСТОРИИ ТРАСТА  


Траст, или доверительная собственность, является старинным институтом англосаксонского права. Так как Россия принадлежит к континенальной системе права, то данный институт в его «чистом» виде не знаком российскому праву в силу других начал, определяющих право собственности. В соответствии с принятым в континентальном праве определением права собственности оно включает в себя владение, пользования и распоряжения имуществом. В трастовом законодательстве эти правомочия как бы «расщеплены» между тремя лицами (учредителем, управляющим и бенефициаром), и имущество в полной мере не принадлежит никому из них.

Наиболее близок к трасту российский договор доверительного управления (гл. 53 Гражданского кодекса РФ). Однако при доверительном управлении имущество остается в собственности того же лица, в то время как при договоре о создании траста имущество формально ("как бы") переходит в собственность управляющего. В то же время траст не является и юридическим лицом. Можно сказать, что это самостоятельный собственник, неразрывно связанный с его создателем (учредителем траста) и выгодоприобретателями. Поэтому налицо такое преимущество траста, как гарантированная защита от посягательств кредиторов (равно применимо как к трасту, созданному юрлицом, так и к трасту, учрежденному гражданином), защита от рисков потери имущества, банкротства и так далее. Т.к. траст учрежден под другой юрисдикцией, то росийские законы к нему не применимы – например, при попытках тех же кредиторов обратить взыскание на находящееся в трасте имущество. Со всех сторон, и в совокупности с благоприятной и стабильной обстановкой в стране учреждения траста, траст является идеальным и эффективным средством риск-менеджмента Ваших инвестиций.

Англосаксонское право на протяжении веков совершенствовало и оттачивало идею траста, превратив данный институт в совершенство. И траст является одним из лучших изобретений англосаксонской системы права, а возможно и лучшим, который стремятся перенять в том или ином виде многие страны континентальной Европы. Майтланд, известный западный историк права, говорил, что "идея трастового фонда, который превращается (инвестируется) сегодня в землю, потом в валюту, потом в акции, потом в облигации, кажется одной из примечательных идей современной английской юриспруденции" *

Историки права относят возникновение траста ко временам крестовых походов, когда уходившие в походы рыцари передавали свое имущество в управление церкви, назначив бенефициарами члонов своей семьи, детей. Имущество церкви не подлежало конфискации (церковь подчинялась клерикальному праву, а не цивильному (общегражданскому) в отличие от имущества самих рыцарей и феодалов). Таким образом, имущественные интересы знати были защищены. Позднее церковь стала оказывать подобные услуги в качестве управляющего трастом самостоятельно, выгодно используя ту же защиту от конфискации церковного имущества против требований кредиторов учредителей траста, равно как и против притязаний королей.


*McCormack G. 2000, OEICs and trusts: the changing face of English investment law // The Company Lawyer. 2000. Vol. 21. P. 2 - 13.

 
Copyright © 2011 www.trust-nz.com,
All Rights Reserved